Новости
4 января 2017 08:49
Монография "Литературный процесс в региональной периодической печати 1830-1930-х гг."
Друзья! Вышла монография "Литературный процесс в региональной периодической печати 1830-1930-х гг.". См. подробности.
22 ноября 2016 07:07
Второе издание монографии "Пермские литературы в контексте финно-угорской культуры и русской словесности"
Дорогие друзья! На сайте появилась информация о втором издании монографии "Пермские литературы в контексте финно-угорской культуры и русской словесности".
18 ноября 2016 23:40
П. П. Бажов в меняющемся мире
На сайте появился электронный вариант сборника "П. П. Бажов в меняющемся мире", Екатеринбург, 2014.

Архив новостей

Александр Бычков

Бычков Александр Михайлович, р. 1903, Пермь – 18.07.1943, русский советский писатель, участник Великой Отечественной войны, погиб на ленинградском фронте. Сб. стихов: Железо и огонь. Пермь, 1942; За Советскую родину. Ленинград, 1944. Стихи отличаются лиризмом и проникновенностью. Один из недооцененных уральских поэтов 1930-х гг.

Осень

Вся моя земля – как на ладони,
Вся моя бригада на виду.
Под веселый зов твоих гармоник
Я к тебе сияющий иду.

Я горжусь: большое, дорогое
Дело целиком завершено –
В элеватор ссыпано тугое,
Наливное, крупное зерно.

Ветер золотые листья кружит.
Я скажу: – погодка не тиха!
Что ж, ребята, отдых наш заслужен,
Будем же сегодня отдыхать.

Тучи проплывают над садами
От далеких наших городов.
– Угощайтесь сочными плодами
Молодых мичуринских садов.

Снова дыни и арбузы снова,
Вишни, виноградное вино…
Что ж! И нам для праздника такого
Выпить по единой не грешно!

За каймой игольчатого бора
Пойма в золотящейся росе,
Ржавые студеные озера –
Логово угрюмых карасей.

Огрубелый ветер завывает,
Но, не зная грусти и помех,
Песенку ребята запевают –
Самую веселую из всех!

Штурм. 1935. № 6. С. 12.

Ожидание

Вспоминаю все чаще и чаще
Наши песенки поутру,
На ветру шелестящие чащи,
Восходящего солнца игру.

И ручья ледяного журчанье,
И звучанье печальных речей – 
Наше первое расставанье –
Что же может быть горячей?

Как забыть, что, шипя по откосу
Поезд скрылся в лесах, за рекой.
В перестуке на стыках колеса
Уносили тебя далеко.

…Год разлуки. И снова надежда
на весеннюю встречу в тиши.
Кама плещется, как и прежде,
Заливные луга хороши.

Обсыхают студеные росы.
Дует ветер от всех морей.
Зазвенели, запели косы
В загорелых руках косарей.

Только ты далеко у Триполья.
Ветер песенку запоет –
Украина, степное раздолье,
Задушевное слово твое!

Пролетая от края до края,
Эта песня волнует рожь.
– Агрономша моя дорогая,
Как работаешь,
Как живешь?

Штурм. 1935. № 7-8. С. 36.

Возвращение на Родину

Черный камень, раскаленный гравий
Продступает к зарослям осок,
И летят на выцветшие травы
Клубы дыма, искры и песок.

Гром колес.
Лесов тугая радуга,
Лисьи черно-бурые края!
Чем же встретить, чем тебя порадовать,
Родина уральская моя?

От степей, от дымчатых окраин,
От садов днепровских до тебя –
Небо ярко.
                 В золотой оправе
Редкостное солнце октября.

Что сказать мне, видевшему каспий,
Мрамор первородного метро,
Украину, молодость и счастье,
И волны иртышской серебро?

Я скажу, что при любой погоде,
В южный зной и северную стынь,
Видел я людей своей породы – 
Непреклонных, честных и простых.

От хребтов Гиссара до Урала
Наша плодородная земля
Колос тучный к небу поднимала.
Слава нашим людям и полям!

Что сказать о веке человечьем?
Жизнь во имя счастия детей,
Жизнь во славу песен Семиречья,
Урожая хлопковых полей!

Мой товарищ, старый мой учитель,
Таганай прекрасен и высок,
Поезд мчится, что ни говорите, –
Клубы дыма, ветер и песок!

Вечереет… Все ли только спето,
Все ли только сказано?
                                Вдали
Окружают звезды самоцветы
Опоясок шелковой зари.

Родина!
Каких поэм ты стоишь
И чего познаешь впереди?
Самое прекрасное, большое
Мы тебе единой отдадим:

Песнь свою, любовь свою и чувства,
Яркое, стоцветное, житье,
Лучшие изделья Златоуста,
Каслинское ценное литье,

Груз хлебов, куски руды и мела,
Славу нашу, счастие и смех,
Мужество, не знавшее предела.
Молодость, не знавшую помех!

Штурм. 1935. № 9. С. 30.

Ночью

Здесь бетон и крутолобый камень,
Трубы молча вытянулись вверх –
Яркими увенчана огнями
Камская речная судоверфь.

Затихала пристань голубая,
Над водой – бессонная луна.
Прошумел буксир и, закипая,
К берегу бросается волна.

…На лугу задумчивые травы,
На тропинке серый лист примят.
Не стучит мотор у переправы,
Цепи у причала не гремят.

Рыбакам большая рыба снится.
На воде у самых берегов,
Огненная прыгает лисица –
Отраженье кочевых костров.

*
Славьтесь же крутыми берегами,
Грузными валами прогремя,
Голубая, песенная Кама,
Родина бесценная моя!

Штурм. 1935. № 9. С. 31. 

Островок

Затих прибрежный ветерок,
Волна шуметь устала.
Стоит на море островок,
Каких у нас немало.

Дымком несет издалека,
На шхерах чайки стонут.
Плывут по небу облака
И где-то в море тонут.

Заря приходит на восток.
Вода каменья лижет…
И вдруг – на западе дымок,
И вот – все ближе, ближе. 

Эсминец
              вражий
                         тут как тут –
Видны стальные снасти;
На флагах вьются, словно спрут,
Кривые лапы свастик.

Остановился… Отошли
От борта шлюпок стаи,
И островок чужой земли
Пред ними вырастает.

Подплыли ближе, кто как мог,
Но приставать лишь стали –
Их встретил тихий островок
Дождем огня и стали!

Тут горизонт ушел из глаз,
И поднялось такое,
Что тут же двадцать шлюпок враз
На дно пошли морское.

Врагам спасенья нет нигде
От этого «гостинца»!
Не стало видно на воде
И мачты от эсминца.

Затих прибрежный ветерок,
Волна шуметь устала.
Стоит на море островок –
Таких у нас немало!

Урал. 1958. № 6. С. 83-84.

Подборку составила Ю. Подлубнова.